Выполни вход чтобы добавлять свои произведения, а также комментировать и оценивать чужие.

08/12/17
[12]

История появления Отморозков в мире Комбатс

Каждый год мать-природа являет миру своих дочерей: Зиму, Весну, Лето и Осень, внешне и характером разных, но у каждой - свой сонм почитателей. И, с первыми весенними солнечными лучами заново рождаясь, каждый год наш мир проходит свой очередной жизненный круг, расцветая затем яркостью дней летнего сезона, что потом сменит пестрящая красками, перемежающаяся хрустальными нитями дождей волшебная осень и постепенное похолодание - замирание природы, медленно засыпающей, отходящей на покой под пледом снегов зимы.

Мир Комбатс. Зима. Из властительниц сезонов старшая. Строгая. Рассудительная. Придя в образе сдержанной, даже надменной дамы, она неотразима. Аристократка. Властная. И… неописуемо прекрасная! Лучшие мужчины волшебного мира: мощные чародеи, маги, колдуны, чья слава на слуху, знатные легендарные воины - грезили этой гордой красавицей, мечтая добиться ее расположения и каждый год надеясь на благосклонность этой неприступной дивы. Но тщетно. Ледяное сердце не мог растопить никто, и ее холодное, но такое прекрасное лицо оставалось не тронутым эмоциями ответных чувств. В честь Зимы совершались величайшие подвиги, затевалось много действ, впоследствии обраставших легендами, было сложено неисчислимое количество повествований, поэм, песен, баллад, создано скульптур и полотен, но все было безуспешно: обратить внимание красавицы на себя, затронуть ее сердце было невозможно.

Ангелы-повелители мира из года в год видели попытки вызвать у Зимы какой-то, пусть даже слабый отклик на тепло чувств, что она вольно или невольно внушила толпе своих обожателей. Отцы-властители все чаще слышали о полном отчаянии и даже уходе из жизни волшебного мира по собственной воле тех, чьи мысли полностью подчинила себе Зима, по чьим сердцам она прошлась, искромсав их куском льда отторжения, неприятия их любви к себе. Сложно удивить чем-то ангела, но в данном случае взгляды высших сил все чаще останавливались на этой ситуации, когда страдания лучших, самых славных, легендарных представителей сильного пола мира Комбатс так и оставались страданиями, выплескивающимися через край будней зимнего сезона. И когда в очередной раз прошел слух, что знатный воин ушел из этого мира все по той же причине, терпению ангелов пришел конец. Мироздатель, рассвирепев, воскликнул:

- Все! Я сыт по горло. Это даже не гордость – я и имени не нахожу тому, той сути, что воплощена в Зиме! И уж точно не потерплю потери лучших нашего мира! Я сказал!

- Да уж, - пожал плечами Искушение. – Ну покрутила бы со всеми немного что ли. По чуть-чуть. Не убыло бы с нее, а мужчинам приятно и на новые победы и славные деяния подвигло б это.

- Что сказать… Конечно, понятно: не прикажешь сердцу. Любить не заставишь. Только ведь любовь – она же разная бывает: не только любовь женщины к мужчине, но и любовь всечеловеческая, тепло к людям, сестринская, если хотите! – произнес Благодать.

- Тепло? - Мусорщик расхохотался. – Не по сезону, господа! Он скептически улыбнулся.

- И тем не менее положение дел требует нашего вмешательства! - произнес Мироздатель.

Так Зима была призвана к ответу.

Огромный зал, отделанный дорогими видами природного камня, замер в ожидании предстоящего действа. Ангелы заняли места на тронах. И лишь Повелитель Воды, явно в каких-то своих мыслях, под тяжестью повседневных забот, что прокручивал у себя в голове, медленно плыл по чертогу вдоль его богато оформленных стен. Ангелы редко собирались вместе, тогда лишь, когда дела мира требовали какого-то действительно важного решения. На этот раз был именно тот случай.

Мироздатель сделал знак рукой, и двери зала отворились, впустив виновницу события. Невольный легкий ропот средь сильных мира сего: «Эхххх... ну хороша ж, чертовка!» Зима стояла перед властителями. Красота ее была идеальна. Во всех деталях. Начиная от восхитительных черт лица, шикарных, просто шикарнейших волос, уложенных в так шедшую ей прическу, походки (пары шагов ее, когда вступила она в зал, хватило, чтобы в первую же секунду очаровать узревших ее), заканчивая изяществом форм, подчеркнутых роскошными одеждами, манерой держаться, исполненной достоинства, и статью в целом. Пара великолепных украшений была последним штрихом. Да, роскошь. Именно роскошь. Во всем. Но ни капли лишнего. Безупречна.

Зима склонилась в поклоне перед сильными мира сего в ожидании обращения к ней. Ангелы безмолвствовали. Конечно, они видели не раз эту волшебницу, она создали ее сами, но в ежедневных заботах и нескончаемой круговерти постоянных дел внимание в плане конкретного ее созерцания как объекта мира Комбатс было как бы смазано, оно было вскользь, мимоходом, так как переключалось тут же на другие, более спешного вмешательства требующие вещи. Но вот теперь все внимание было приковано именно к этой диве. Мироздатель прочистил горло, откашлявшись. Повелитель Воды, не в силах оторвать от Зимы взгляд, практически на ощупь нашел свой трон и плюхнулся на место. Искушение чуть улыбался своим мыслям, созерцая красавицу. Повелитель Земли насупился, будто злился сам на себя за невольное восхищение. В общем, так или иначе отреагировали все. Да там невозможно было не отреагировать, настолько Зима была хороша. Нет, даже не хороша – она была совершенна в своей красоте. Великолепна. Восхитительна.

Пауза затянулась. Первым пришел в себя Повелитель Снов. Щелкнув пальцами, он пробудил от оцепенения остальных властителей мира. Мироздатель тут же взял ситуацию в свои руки и обратился к Зиме:

- Думаю, тебе ведомо, о чем разговор пойдет, и ты оценишь важность речей здесь, коли мы, властители мира, бросили дела, чтобы призвать тебя сюда, а цену времени нашему ты знаешь.

Зима смиренно склонилась в поклоне еще ниже. Она понимала, что иной раз молчание – золото.

Мироздатель продолжил:

- Ответствуй, неужели за годы существования смен сезонов в волшебном мире, нами созданном, ты не смогла встретить того, кому бы отдала сердце свое? Так ли это? Или, может, это треклятое женское кокетство, и есть тот, кто пал на сердце? Либо, может, ты сама себе дала обет вечного безбрачия? Тогда сие надо огласить! Поделись с нами, отцами-властителями.

Зима обвела владык взглядом своих прекрасных глаз и покачала головой в отрицании. Ангелы находились будто чуть-чуть в оцепенении, явно ощущая на себе власть красоты волшебницы. Мысли у них в головах приостановились, словно приморозились. В воздухе опять повисла долгая пауза.

- Да уж. Понимаю теперь я мужское население, - прошептал Повелитель Огня, склонившись к Искушению. Тот кивнул в ответ, все с той же своей особенной улыбкой, не спуская взгляда с красавицы.

От Зимы шли флюиды какой-то особой, совершенной чистоты и невинности. Во всем. В облике, в минимуме жестов.

Милосердие, выдержав паузу, наконец, произнес:

- Дочь наша, ты совершенна. Но это не дает тебе права так ставить себя, что люди предпочли уход в иные миры. Что скажешь? Ответствуй.

- Но, отец мой! Чувства нам неподвластны, Вам ли не знать возможности жителей мира, даже волшебников! – произнесла Зима.

Голос ее прозвучал мелодией хрустального колокольчика, не резкого, а нежного-нежного, переливчатого, но убежденность в собственных словах отразилась на лице: глаза, и так яркие, засверкали вспышками звездопада.

- Послушай, милая, - обратился Мироздатель к прекрасной волшебнице. – Неужели так сложно из сонма обожателей, весьма достойных, выбрать самого достойного и стать ему супругой, закончив тем самым страсти нешуточные, порожденные ситуацией твоей личной свободы? Став супругой, ты прекратишь душевные мучения многих, освободив их от напрасных надежд.

Волшебница молчала, опустив глаза. Другие ангелы, наконец, очнулись, придя в себя из состояния зачарованности непередаваемой красотой и вернув себе способность говорить. Стряхнув оцепенение, они стали изрекать упреки в адрес красавицы, а она лишь качала головой в отрицании и их неприятии. Чертова упрямица! Высказывания становились все резче. Некоторые ангелы, теряя терпение, начинали постепенно входить в раж, видя, что беседа не имеет никакого действия и все они здесь лишь теряют время. Такое драгоценное время, столько важных дел ждет – а они толкут воду в ступе!

- Отцы мои, - опять заговорила Зима, завораживая голосом. – И все же позвольте оставить все, как есть сейчас. Обещаю: если появится кто-то особенный, способный тронуть мое сердце – все изменится в тот же час. Обета безбрачия я не давала…

- Нет уж, хватит! Ну нет у нас такой роскоши – терять лучших жителей нашего мира из года в год! Десятилетиями! – громогласные слова Мусорщика отразились от верхних сводов зала, внеся в ситуацию флюид требования беспрекословного подчинения. – Довольно либеральничать!

Наверное, в сложившейся ситуации, зашедшей в тупик, директива ангелов была бы верным решением. Ибо Зима сохраняла неизменную позицию. И даже намека на какие-то варианты, обсуждения, компромиссы на ее лице не было. Прекрасное беспристрастное лицо с глазами, вспыхивающими звездами, завораживало красотой любого, кто останавливал на нем свой взгляд.

Голос подал Повелитель Воздуха:

- И долго мы тут будем переливать из пустого в порожнее? Развоплотить, к чертовой матери! Пусть три сезона в нашем мире будет, без Зимы обойдемся!

- Что ты! Зима – череда таких значимых событий мира! Как можно! Это катастрофа! Главный праздник года со всеми вытекающими и всего стооолькооооо!– загалдели другие ангелы, перебивая друг друга.

- Да это я так, время дорого, теряем время.

И снова пошли увещевания, попытки воззвать к пониманию ситуации, примеры, прогнозы, опять… опять.. еще… Тщетно. Прекрасная Зима лишь качала головой, не желая спорить, но и отказываясь поменять свою позицию. Наконец, терпение лопнуло, и Мусорщик взорвался окончательно:

- Смотрю я на вас всех. Тьфу! Рассусоливаете тут! Не понимает. Делает неправильно. Так мы поправим! Очень, очень быстро поправим! В конце концов, мы ответственны за созданный нами мир и порядок в нем! Все разжевано многократно – и чертовка уперлась, она возражает! Кому?! Тем, кто все это воплотил! Тем, кто ее сюда пустил! О чем мы тут вообще говорим, теряем время?

Падальщик с паузами, словно нехотя, изрек:

- Не так все легко… не видишь… не чувствуешь? Да и не простая это личность мира нашего: слишком важная у нее миссия…

Мусорщик, вращая глазами, в гневе закричал:

- ЭТО ЖЕ БЕСКОНЕЧНАЯ ИСТОРИЯ! Да скиньте вы уже с себя чары ее красоты!

Ангелы снова вышли из оцепенения. Да, красота и впрямь колдовство. Даже на сильных мира сего действует, вводя в оторопь и отключая способность четко оформлять собственные мысли, убирая все способности и желания, кроме единого: наслаждаться этой красотой, произведением собственного творения.

Конечно, Зима понимала, что находится в полной власти особ, ее сюда призвавших, и смысла нет пусть молчаливо, но спорить с ними. И тем не менее она ощущала в себе некую твердую стену неприступной крепости собственной позиции в этом мире. Сломать эту стену внутри себя – перестать быть собой. Это она тоже понимала. И потому просто молчала, вызывая все больший и больший гнев ангелов.

Взрыв негодования отцов мира вылился в указание выбрать один из вариантов: либо немедленно назначить себе спутника в своем существовании, закрыв тем самым вопрос с пустыми надеждами и душевными муками обожателей, либо…. Либо точно пожалеет, что этого не сделала!

- Вы не посмеете! – бледное лицо Зимы стало совсем белым. - Это неправильно!

- А то, что нас покидают лучшие – правильно??

- Делайте, что хотите! – Зима развернулась и быстро вышла из зала, явив напоследок все ту же грацию каждого своего движения.

- Какова! – закричал Мусорщик. – Кто ей дал разрешение уйти?! Строптивица!

- Думаю, надо взять паузу. Дать ей время. Она умна. Надеюсь, все правильно решит, – сказал Падальщик.

После этого в мире Комбатс началась совершеннейшая белиберда. Зима ушла. Ее как бы не было. Не чувствовалось морозца, и в воздухе больше не кружились снежинки. Снег превратился в грязную кашу, раскиснув под сапогами жителей. С серого унылого неба вообще больше не пробивалось солнце, иней не вспыхивал искорками : его просто не было. Все зимние забавы замерли. Замерли поединки и турниры. Не кричали торговцы, предлагая свой товар, да и покупателей что-то стало не видно. Апатия вползла в каждый дом, «наградив» обитателей мира какой-то серостью, унылостью, забрав бодрость духа и веселый настрой, и даже приближающиеся по календарю праздники не вызывали радостных подвижек, о них просто будто забыли. Не готовили подарки, не украшали жилища. Не продумывали меню праздничного стола. И елки... их будто никогда и не наряжали…

А что Зима? Она замкнулась в одиночестве в лесах Девилса и там в своем ледяном дворце сперва грустила, чувствуя убегающее время и час приближения сезона власти ее младшей сестры Весны, а потом ей и это стало безразлично, она сама словно впала в оцепенение…

Ангелы были поражены, наблюдая, как быстро произошли все эти метаморфозы и во что превратился мир. Он просто умирал. Он утратил ярчайшую часть своего бытия с уходом Зимы, а такого положения дел властители потерпеть, конечно же, не могли.

- Лучше б ее вообще не трогали, - буркнул однажды Повелитель Воды. – Стало-то просто невыносимо…

- Я сыт! – взревел Мусорщик. – Долиберальничались! Беру ситуацию в свои руки и – цыц! Иначе это будет длиться бесконечно!

В тот же час к Зиме была послана сова с предписанием от ангелов. Зиме надлежало остаться в вечном одиночестве, о чем в скором времени будет объявлено людям, и - во избежание развоплощения - срочно искупить свое непослушание, форсировав зимние события мира Комбатс. Получив послание, Зима словно пробудилась ото сна. Поняв, что все зашло слишком, слишком далеко, волшебница, придя, наконец, в себя, шептала:

- Я забылась… я забылась! Почему моя гордыня застила мне мир, внушила мне мою несравнимость, исключительность и в собственных мыслях вознесла на высоту, коей мне не должно было достигать? По сути я на одну ступень с ангелами себя поставила! Я забылась!

При всем она была Женщиной. Да, знающей себе цену, могущественной волшебницей, личностью, созданной властителями мира, но… Женщиной…

Повелитель Снов вверг волшебницу в трехдневные грезы, кои показали Зиме, какое количество народу боготворит ее, жаждет быть с нею, множество достойных людей… Дал картины из прошлого, обратя взор Зимы на тех, кто ушел из мира из-за неразделенной любви к ней – все эти славные легендарные персонажи мира Комбатс. Раньше Зима воспринимала это без особого внимания, упиваясь своей исключительностью. Ледяное сердце. Холодная душа. Сейчас же в ней что-то дрогнуло.

- Гордыня… - шептала Зима. – Будто саму заколдовали…

Она обратила свой взор к огромному ледяному зеркалу, стоявшему в центре ее главного рабочего зала, подошла к нему. Что это? Будто пляшут какие-то тени. Кто там? На заиндевелом стекле Зима явно увидела бесов и демонов гордыни, исполняющих какой-то адский танец. Волшебница отшатнулась, затем протерла стекло… Оставленный ею мир… вот он, в отражении… Только… она не узнавала его!

Зима взмолилась, обращаясь к создателям мира:

- Я проснулась, я вышла из этого морока, под коим была так долго! Все теперь иначе будет! Я знаю, что надо делать! Вы наделили меня могущественными силами, и в моей власти все исправить! Отныне, дабы более не упиваться собственным величием, исключительностью, я перевожу всю любовь ко мне, все притязания мужчин - в чувства теплые, общечеловеческие! Я больше не объект вожделения! И мне более не надо тешить этим собственное самолюбие! Я радость, я зимние забавы, я ожидание праздника и сам праздник! Я настроение предвкушения какого-то начала, чего-то волшебного, что обязательно случится с каждым! Да будет так!

Зима стукнула оземь ледяным посохом и зашептала заклинания, ведя рукой по стеклу своего волшебного зеркала. В тот же миг в воздухе всех городов засияли звездочки снежинок, покрывая землю чистым ковром… Больше, больше снега! Зима закружила метелью, но надо было видеть, как преображались жители мира Комбатс и как они этой метели радовались! Заискрились елочки волшебным инеем. Зарумянились щечки у самых младших жителей, поспешивших на улицу играть в снежки. Магазины по мановению волшебной палочки наполнились подарками, елки на улицах городов засверкали в праздничном убранстве. А снег все шел и шел. Города преобразились, приняв торжественный белый наряд, искрящийся под фонарями улиц. Зима кружилась в воздухе. Она любила всех! Это ее мир! Это ее народ! Улицы оживились, на лицах жителей засияли улыбки.

- Скоро Новый год! Ах, как здорово создавать праздник! И почему же раньше я не воспринимала этого, упиваясь собственной гордыней?! – Зима кружила в предпраздничном людском водовороте, снуя по улицам в невидимости среди жителей городов. – Зачем быть над всеми, если дарить радость так радует меня саму! Больше, надо больше радости! Что любят жители? Фейрверк? Пожалуйста! И центральные площади городов засверкали искрами и огнями салютов. Подарки? Да! Ведь и стар, и млад всегда любит подарки! А само действо, когда идет подготовка подарков, подбираются слова поздравлений, особенные для дорогих людей! Этому ведь нет цены! Больше, больше новых подарков! Ах, как хорошо! Надо придумать что-то особенное. Необычное! Что-то забавное! И, задумавшись, Зима махнула рукавом, явив миру совершенно новых существ! Смешные мужичонки в тулупах и красных штанцах на кривых ножках засновали по улицам, удивляя прохожих своим появлением и синими небритыми физиономиями. Подвыпивший элей воин тронул такого за плечо:

- Эй, ты откуда, приятель? – и… тотчас оказался с ним в бою. Любопытствующих становилось больше и больше. Прикоснувшиеся к новому персонажу сразу оказывались в бою с ним. Выяснялось, что мужичонки сильны необычайно, на что жители даже и не рассчитывали. Было непонятно, как же справляться целой толпе с неказистым на вид созданием, когда полгорода ввязалось в бой с новеньким, на которого почти не действовали ни стрелы, ни оружие, ни заклинания магов. Наконец, один воин, просто уже даже разозлившись, в отчаянии швырнул в мужичка снежок и…. вот оно что! Сразу здоровье мужичка резко пошатнулось. Ага! Вот как тебя тузить! Жители, поняв, что надо делать, набирали снежков и заходили в бой. Сразу стало так весело! Шутки перемежались смехом! Ай, как же весело! Но вот и финал. Справились! А что это… на площади стали появляться ПОДАРКИ! Восторгу жителей не было предела! Они брали подарки и радовались такому приятному сюрпризу, представляли, кому из друзей передадут и как подпишут эти приятные вещицы. А кое-что сразу там и раздаривали. Ай, позитив! Улыбки, благодарности… так мало надо для радости!

А зима хохотала. Наблюдая все это, она упивалась сама людским весельем. И тем, что смогла в себе самой открыть, наконец, способность радоваться существованию в этом мире и испытывать неведомые до того эмоции - практически счастье - уже от того, что можешь дарить другим такие замечательные моменты. Как же это все здорово!

Повелитель Воздуха, видя все это, подмигнул волшебнице: так-то лучше! И получил в ответ самую очаровательную на свете улыбку.

Мусорщик снисходительно наблюдал предновогодние превращения.

- Ну вот. А то кочевряжилась. Нашла, кому перечить, – и тоже, просияв, кивнул Зиме, пребывая в прекрасном настроении.

- Как все просто, - Мироздатель перевел дух. Слава сущему, одной проблемой меньше теперь. Но это урок всем нам. В другой раз, кого-то создавая, следует более детально продумывать полномочия, давая определенные способности этому некто. Ведь Зима лишь сама могла управлять своими действиями, в ту или иную сторону. Мы ее такой создали. И были бессильны менять что-то в ней самой. В нашей власти было лишь вообще убрать ее из мира. А это – сами понимаете... Но все хорошо, что хорошо кончается, – ангел тоже улыбнулся.

А на улицах и площадях люди обменивались подарками и ловили тузить, опять и опять закидывать снежками новых персонажей своего мира. Смешных мужичков, названных ими Отморозками. Которые вернули им время забав, хорошего настроения и ощущение приближающихся праздников. А ведь ожидание праздника иной раз, бывает, радует больше самого праздника.

Внимание! Городской Отморозок был замечен на улицах города! ;-)


Тэги: сказка
Оценки
[12] 08/12/17

Для полной ясности, откуда появились Отморозки, мне пришлось несколько объемно расписывать обстоятельства, предшествующие их появлению. Иначе факт явления этих созданий в мир Комбатс в моей версии просто не был бы понятен и прочувствован читателем
[9] 08/12/17

интерессно )
[12] 09/12/17

Почему-то в Internet Explorer 11 картинки-иллюстрации не открываются, просто крестики видны...((( НО в Google - браузере все нормально, видны иллюстрации

Всего: 3, Страницы: 1


Только авторизованные пользователи уровня 4 и выше могут комментировать.